?

Log in

No account? Create an account

Татьяна Дрыгина

сказочка

сказочка

Previous Entry Поделиться Next Entry
Встречаются на небе собачка Луша и собачка Тишка.
- Откуда я могу тебя знать? Так пахло в моём доме.
- Ты что, там жил до меня?
- Точно, ты пахнешь моей хозяйкой, моей мамой. Ну тогда всё понятно. Ты моя сестра? Как там наши? Как мама?
- Плачет пока. Сколько раз предупреждала их – у меня, дескать, и сердце больное, и лапы, и мне давно собираться пора… Терпела-терпела, а всё равно однажды пришлось их оставить.
- Почему же она плачет?
-Так ведь теперь она – самая старшая, никто её не пожалеет, как я, не принесёт мячик, не станет караулить у двери. Это большая ответственность – быть старшей.
- Она всё такая же? То дверь забудет закрыть, то телефона не слышит?
- Да. За ней – глаз да глаз нужен.
- Ну точно, это моя мама. А как наш мальчик?
- Мальчик уже научился меня любить, хоть до последнего и тискал меня, как мягкую игрушку.
- Так он ещё меня научился любить и перестал тискать.
- Не может быть
- Правда
- Этот наш мальчик с пушистой белой шёрсткой?
- Нет, с чёрной
- У нас нет такого мальчика. У нас есть громадный дядька такой, он когда хватает меня и поднимает под потолок, у меня голова кружится от страха. А мальчик у нас есть беленький, шелковистый, он вечно затевает возню то с мамой, с этим гигантским мальчиком, хотя и безвредную вроде бы, но мне всё время приходится вмешиваться. Приходилось. Хотя, кажется, по-настоящему они никогда не кусались.
- Ну вот... Так где же мой чёрненький мальчик?
- Ну не знаю, может другие хорошие хозяева взяли к себе, вряд ли бы мама выгнала.
- Да, вряд ли.
- А папа?
- Может, папа. Папа строгий.
- Всё-таки не думаю. Скорее всего сманили куда-то в другую семью, раз он был такой хороший, твой мальчик, чёрненький.
- Да, он очень хороший. Придумщик такой, игрун. А иногда он пускал по мордочке соленую водичку, а я слизывал, и мы разговаривали, и обнимались, и потом засыпали. Ну в смысле – он засыпал. Такая игра. А ещё он защищал меня от … да разве перескажешь всё?
- ну ничего себе… а я зато могу сесть на хвост и хлопать в ладошки, а они так радуются, всегда дают мне какую- нибудь вкусняшку, я хоть уже и не хочу – а ем, это тоже как бы игра. Даже если сыта до отвала, ем, чтобы их не огорчать. Правда, я же сама их и обучила этим штучкам, хоть времени потратить пришлось порядочно.
- Да, не сразу, не сразу…
- Но зато, когда они так радуются, чего не сделаешь, да?
- И хвостиком, и лапами, и языком! Мыслей-то они не слышат.
- Да, да, конечно. А мячик?
- Ну ты опять про мячик… Я им даже лягушку приносил, живую.
- А они?
- Не оценили. Даже вычитывали меня. Ну и что…
- Так как же мама?
- Пока печалится мама.
- Вот что, ей срочно нужно собачку взять.
- Нет, она больше не возьмёт.
- Почему? У неё дома, если плотно положить, места хватит на 147 с половиной собачек.
- Она думает, что я, ну то есть, мы - самые лучшие, или что это – предательство, брать других собак. Или что она – не самая хорошая мама… Разве разберёшься в этом? Приятно, конечно, быть самой любимой собакой. Но всё-таки она грустит. Лучше бы взяла щеночка.
- Тогда надо подбросить.
- Не возьмёт. И потом, подбросить - это же обман.
- Надо подбросить в мороз, больного, а лучше – умирающего щенка, тогда точно возьмёт, ты же знаешь маму.
- Думаешь, кто-то из собак согласится на такой эксперимент? А вдруг она из командировки не успеет вернуться?
- Да согласятся, им же не обязательно болеть и умирать, важно, чтобы она сама так подумала.
- Я вот, кстати, соглашусь. Даже если есть риск, что она не успеет вернуться из командировки.
- Мммм… Так может, ей двух щенков подбросить? А то как-то несправедливо получится.
- Двух точно не возьмёт.
- Возьмёт, ещё как возьмёт! Одного громадный дядька будет подбрасывать до небес, другого беленький мальчик будет тискать, а мама будет мыть полы, вздыхать, улыбаться, всех гладить. И кормить тоже, конечно.
- Но ведь теперь она за старшую. Думаешь, будет улыбаться?
- Будет-будет. Мы сделаем вид, что она младшая..
- Это же нечестно.
- Мы потом раскаемся, лет через… э… Ну потом.
- Не возьмёт она двух собак.
- А я рискну. Может, одну возьмёт.
- Нет уж, тогда двух. Но как сделать-то это?
- Нужно с Провидением договориться.
Вдвоём: « Провидение, Провидение, вот так вот и так….»
- Ого…. Но у неё, вообще-то, кодовый замок на подъезде.
- Так пусть у неё батарея, например, потечёт, а слесарь дверь не закроет…
- Ага… Что мне будет за это? Чтобы где-то прибыло, непременно надо, чтобы где-то убыло. Чем вы можете заплатить? Вот, например, ты, Тишка, отдай свою солнечную шёрстку незнакомому блохастику, тогда его и на улице подберут. А ты станешь сереньким и облезлым, согласен?
- А вдруг меня мама таким не полюбит?
- Ну я предложило, а ты решай.
- Что уж тут решать… согласен я.
- А я, а я? ( это собачка Луша) Я умею качественно болеть, может, этого достаточно?
- Нет, нет… Скажи, что твоя мама любила в тебе больше всего?
- Хвост, конечно же хвост! Такого хвоста не было ни у кого в округе! Хочешь, Провидение, я отдам свой хвост?
- Она любила твой носик и твои глазки. Предположим, у тебя будет один глаз.
- я согласна.
- А если…
- Я согласна.
- А вот если…?
- Я согласна. Хоть, может, мама тогда меня и не возьмёт.
- Я Провидение, я не торгуюсь, я только предлагаю, а вы – как хотите. И потом, это же
была не моя идея – без очереди лететь на землю. Два больных подкидыша, конечно, уж слишком для любой мамы.
- Тогда лучше я
- Нет, я
- Ваша мама сказала, что больше не заведёт собак, ни одну, ни даже половинку, а вас – двое.
- Я отдаю глаз.
- А я хвост.
- А я..
- А я…

- Ну вас, земные существа, вы, может, и не расставались никогда, то ли плачете, то ли играете, как будто без меня нельзя решить такие мелочи. Мне даже спать некогда, а вы.. Но всё равно, будут вопросы – обращайтесь. Я же как-никак Провиде-е-ение. (вселенский зевок)
Провидение для важности кряхтит и отправляет течь во вполне ещё здоровую батарею, а за ней и слесаря, который, конечно, не закрывает подъезд.
В квартире 13 на втором этаже течёт батарея, в подъезде натоптано. В картонной коробке у двери спят два крошечных щенка, слепых ещё, неопределённой породы и расцветки, совершенно здоровых на вид. Мама ещё не вернулась из командировки, но, похоже, ей уже пора поторопиться…Может быть, Провидение перепутало дом, или город, или время – оно же древнее, Провидение, у него много дел и вечная путаница в датах и адресах. Но маму для этих малявок оно не могло перепутать. И значит, мама успеет.

-

-

_
Разработано LiveJournal.com